Путевое-2

Про Париж писать не буду. Это _очень_ мой город, я это опять почувствовал и понял — спустя каких-то четырнадцать лет после предыдущего визита. Для меня «мой город» — это тот город, где я с первого шага себя чувствую не просто комфортно — я его уже _знаю_.

Дорога из Парижа в Раштатт была отмечена двумя приятными событиями. Во-первых то, что произошло во-вторых. Полиция (как я понимаю, миграционное подразделение) непосредственно в моем вагоне схватила за жопу и высадила в Страсбурге пару вполне прилично выглядевших арабов — с просроченными визами (да, депортация!). Плюс у них нашли какое-то палево типа гаша — в общем, праздник для белых людей. Ну а во-первых, заходя в вагон на Восточном вокзале, я поинтересовался у проводника — молодого белобрысого немца — где поезд делает первую остановку (чтобы тихо и мирно подремать). Страсбург, говорит. Я — машинально, без задней мысли — а, то есть во Франции остановок не будет. Мальчик посмотрел на меня, как на аватару Дедушки, не меньше. Тут-то я понял, что именно спорол. Ничо, обошлось без 282-й.

На главном вокзале Карлсруэ я уронил непрошенную слезу — на соседнем пути стоял поезд, идущий в Москву, на Белорусский вокзал. Тут, безусловно, хорошо, но как-то я уже начинаю скучать по этом гадюшнику.

До Раштатта ходит странное незаконорожденное дитя трамвая и электрички — три вагона, катаются как по трамвайным, так и по ж\д путям.

Раштатт крошечный милый городок, наполовину полный турками. Кстати, забавно — в центре (впрочем, центр там везде, где не воказл) равное число кебаб-хаусов и кафе-мороженых. Пивняков я увидел по дороге ровно два — и те при пивоварнях. В десять вечера куча народу фланирует по центру и есть мороженое. Это необъяснимо, но факт.

Зайдя в айс-кафе, я минут десять на своем не очень хорошем немецком пытался объяснить официанту, что именно я хочу. На десятой минуте официант начал звать подмогу на итальянском. Фейспалм, да. Мы перешли на английский и все закончилось благополучно. Кстати, местное пиво очень даже.