Путь на Авалон

Я очень устал и потому решил немного прогуляться и зайти в знакомый паб. Народу было мало, поэтому сидр мне принесли практически мгновенно. Поздняя теплая осень – почему бы благородному дону не выпить стаканчик сидра?

— Простите, можно к вам подсесть?

Я посмотрел на вопрошающего. Он был трезв, прилично одет и в целом нормален.

— Да, конечно.

— Сидр? Прекрасно. А кальвадос вы любите? Знаете, что лучшая закуска под кальвадос – это яблоки с медом?

Я кивнул. Каждый, кто пьет из золота напиток, тот это знает. Моя святая тайна.

— Извините за нескромный вопрос. А вы знаете про Авалон?

— Остров туманов, остров яблок, фата-моргана, Артур, вот это все. Легенды средневековья, одним словом, плюс романтика Мэлори.

— Да, но не совсем. Авалон реален, и вы можете туда попасть.

Вот несчастье, сумасшедший на мою голову. Много их развелось в последнее время. Я осторожно посмотрел на собеседника. Приличный черный костюм, в целом нормальная внешность, взгляд отнюдь не безумный. Впрочем…

— У меня два вопроса. Как туда попасть и зачем мне туда?

— Вам нужно отдохнуть. Более того, вы хотите отдохнуть. Я это вижу и это ответ на ваш второй вопрос. А ответ на первый предельно прост. Сегодня Мабон, а значит путь открыт. Но ненадолго, лишь до Самайна. Так что у вас чуть больше месяца.

Я пригляделся внимательнее. Нет, ничего такого. Обычный человек, тихо сошедший с ума в этом году. Не такая уж и редкость. Но насчет отдыха он, пожалуй, прав. Наверное, я совсем хреново выгляжу.

— Но зачем мне туда?

— Вы несчастны. А счастье, как известно, есть ловкость ума и рук. Поэтому Авалон вас ждет.

— Спасибо, постараюсь воспользоваться советом. А билеты какие-то или место встречи вы обозначите? – надеюсь, мой саркастичный тон его не покоробил.

Но нет, мой собеседник просто улыбнулся и поднял стакан.

— Никаких сложностей. Сидр. Пейте сидр, идите по пути яблок и окажетесь на Авалоне.

Угу, я так и думал. Он махом допил свой стакан и церемонно откланялся.

— Простите, мне пора. Доброго дня.

***

Пару недель я пытался выкинуть слова черного незнакомца из головы. Сидр, Авалон, отдых, счастье. Конгресс, немцы какие-то. Голова пухнет. Но в одном он был прав – отдых мне действительно нужен. Прогуливаясь в очередной раз по бульварам, я плюхнулся на скамейку – и почти сразу на нее подсел господин, неуловимо похожий на моего собеседника двухнедельной давности. Подсел, достал из кармана фляжку, отвинтил крышку (оттуда оглушающе пахнуло кальвадосом) и сказал лишь одно слово.

— Авалон.

— Да. Он сказал, что от Мабона до Самайна путь открыт.

— Как водится, он сказал не всю правду. Такова его природа.

— Но это путь яблок.

— Да, но не совсем. Дорога в Авалон — это путь, устланный яблоками. Путь павших яблок. Путь сидра, апфельвайна и кальвадоса.

— Путь смерти.

— Нет, конечно, глупость какая. Путь жизни, брожения, перерождения и зерен, упавших в землю. Ты видишь смерть. Мы видим новую жизнь. Вдохни. Выпей. Самая темная ночь впереди. И Авалон.

— То есть он соврал. Пути нет.

— Не совсем. Раньше все действительно было так. От Мабона до Самайна. А потом люди перестали верить в старых богов. Они стали видеть в яблоке лишь фрукт. Или начинку для шарлотки. Но дверь еще открыта.

— Ну хорошо. Попаду я на Авалон и что дальше? Знаю, читал – день там – сто лет здесь и все такое. Зачем мне это? Отдохнуть-то отдохну, а дальше что?

— А дальше ты вернешься туда, где ты нужнее всего.

Этот безумный диалог завораживал, но его необходимо было прервать.

— Я правильно понимаю, что для тех, кто здесь и сейчас – я умру?

Мой собеседник пожал плечами.

— Не знаю. Может да, может нет. Это не от меня зависит, не от вас и не от кого-либо еще.

— Ну, хорошо. Вы сказали «раньше». А сейчас, когда и где найти дверь на Авалон?

Сосед по скамейке молча отхлебнул из фляжки и снова пожал плечами.

— Не имею ни малейшего понятия.

Меня это начало злить.

— Вы же этот, как его, страж порога, наверное? Значит, должны меня проинструктировать. Куда, когда, с вещами и все такое.

— Нет. Мне нужно было вас проинформировать, не более того. Никаких инструкций. Да и стражей никаких нет. Ну то есть они есть. В целом. Но я вам не смогу объяснить пока что.

— Хорошо, а откуда мне знать, что вы не врете? Может тот, первый, говорил правду? Или вы меня на пару разводите – так, забавы ради? А? Что? Нечего сказать?

Незнакомец вздохнул, завернул крышку фляги, молча встал и неторопливо пошел по бульвару. Везет мне на психов.

***

Октябрь подходил к концу. Снега не было, дождей тоже, стояла сильно запозднившаяся мрачная осень, вполне соответствующая настроению. Делать мне было положительно нечего, поэтому меня понесло практически куда глаза глядят – на старую окраину города, в одичавший яблоневый сад, на месте которого скоро должно появиться очень нужное людям шоссе. Я не был там очень давно, почти лет тридцать, с тех пор как закончил школу. Народу там практически не было, лишь бурые листья, промозглый туман и подгнившие яблоки под ногами. От моих ног эти яблоки улетали куда-то в даль аллеи. Путь павших яблок, ага. Откуда-то сбоку пахнуло прелыми яблоками. Нет, не гнилыми, не прелыми. Сидром и кальвадосом. Я повернул голову налево. Там туман формировал что-то, похожее на дверной проем. «Что ж,» — сказал я себе и сделал шаг. Ничего не произошло. Вокруг меня был все тот же промозглый туман и яблони.

Чем дольше я шел, тем больше стихал гул машин и тем отчетливей становился запах палых яблок. Мне показалось, что там, в конце яблоневой аллеи стоит то ли пень, то ли стол. Когда я здесь бывал в школьные годы – ничего такого не было. Или было, но я не помню уже? Я ускорил шаг и вышел прямо к большой старой бочке, на которой стояла бутыль без этикетки, деревянный стакан, плошка с жидким медом и лежала груда мелких духовитых яблок. Я встал и оглянулся. Вокруг не было никого, даже шум с проспекта совершенно исчез. Со стороны я, наверное, выглядел очень глупо. Поэтому налил полный стакан, макнул яблоко в мед и сказал куда-то в туман – «За Авалон». До сих пор не знаю, почему я сказал именно это. И, наверное, годы спустя я буду задавать себе тот же вопрос.

Кальвадос был молодым, но лихо давал в ноги. Яблоки – мелкими и кислыми, не то, что алма-атинский апорт, которым меня в свое время угощал однокурсник. Мед был сладким, но с каким-то непривычным привкусом. Откуда-то сбоку протянулась рука и взяла бутыль.

— Добро пожаловать!

Это был мой давнишний собеседник, мой черный человек. Он хлебал кальвадос и глядел на меня в упор.

— Я не солгал тебе. Вернее, не я солгал тебе. От Мабона до Самайна путь открыт.

Я обвел рукой окрестности.

— Вы мне здесь предлагаете отдохнуть? В тумане и старом яблоневом саду? Прекрасное предложение, просто мечта.

Собеседник хрустнул яблоком.

— Нет. Это, собственно, не Авалон. Еще не Авалон. Дорога ведет дальше. Иди.

Я пожал плечами и пошел. Минут через пять я должен был выйти к дорожной развязке, больше полувека назад разрезавшей сад на две части. Минут через десять я начал беспокоиться, потому что «минут через пять» должны были быть пять минут назад. Тропинка по-прежнему уходила в туман, начавший светлеть. А главное – шума машин все так же не было слышно.

***

Здесь было спокойно, тепло и светло. И пахло яблоками, хоть деревья были видны лишь на горизонте. Я оглянулся. Ни рощи, ни кустов, лишь тропа, уходящая вдаль.

— Ты устал.

— Ты хочешь отдохнуть.

— Тебе некуда торопиться.

Шепот окружал и опутывал. Спорить с ним не было никакого желания.

— Пей, — передо мной возникла рука с чашей. – Пей и живи. Яблоки падают, бродят, гниют, дают новую жизнь. Пей.

Я взял чашу и перевернул ее. Пастораль поблекла.

— Ты выбрал ложь и измены.

— Нет, — я усмехнулся. – В реальном мире было бы так. А тут Авалон, Фаэри, Шиворот-Навыворот, все наоборот.

Чья-то рука властно вырвала у меня кубок. Холодные губы поцеловали мой лоб.

— Ты много знаешь.

— Ты много думаешь.

— Отдохни.

— Забудь.

Я не стал обращать внимания на шепот и пошел по дороге, ведущей к деревьям на горизонте.

***

Она возникла из ниоткуда. Соткалась из дорожного марева и шороха трав.

— Не ходи туда.

— Какая разница? Я все равно иду вперед.

— Остановись. Тебе надо вернуться.

— Если я повернусь, я все равно пойду вперед. Инфа сотка, — я улыбнулся, развернулся и сделал пару шагов в обратном направлении. Она преградила мне путь. Она была в бешенстве.

— Нет. Нельзя. Вернись.

— Я, собственно, и собираюсь вернуться. Туда, где я нужнее всего.

— Он солгал. Точнее, сказал тебе не всю правду. Ты никому не нужен. Тебе некуда возвращаться. Оставайся. Отдохни.

Я почесал кончик носа. Возможно, она права. Или нет. Точно нет. Если она не хочет, чтобы я куда-то шел – на то есть причина. Я пожал плечами, снова развернулся и двинулся по дороге. Дорожное марево потемнело, в пыли заплясали маленькие смерчики.

— Стой!

Ветер пытался сбить меня с ног, внезапный ливень бил по лицу, не давая открыть глаза, но я продолжал идти к еле видным деревьям. Спустя бесконечность я до них добрался и тут же сел, привалившись к стволу. Ветер и дождь пропали, как по мановению волшебной палочки, а у меня уже не было сил куда-то двигаться. Передо мной был старый яблоневый сад, который пах палыми яблоками и гнилью. В основном гнилью. Этот запах, смешанный с запахами больной сырой земли перебивал все прочие ароматы. Нормально дышать здесь было совершенно невозможно, поэтому я пересилил себя, встал и пошел по еле видной тропинке. Откуда-то слева послышался едва уловимый гул. Это были машины, мчащиеся по проспекту. Минут через пять сад закончился, и я вышел к дорожной развязке.

Ну что ж, значит здесь я кому-то нужнее всего. Или тот, первый, мне соврал?

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.